ÃÂÃÂ° данном изображении может находиться: 1 человек, улыбается, очки и текст

Практическое использование психосинтеза

 

Мишеллин Бре, Моник Пеллерин (перевод Светланы Масловой)

Практическое использование психосинтеза

Глава I. Практики психосинтеза.

Применение практик принимает различные формы в зависимости от того, адресованы ли они взрослым, испытывающим психологические проблемы, или детям, подросткам, пожилым людям, или если они служат решению профессиональных проблем. Эти области не гомогенны, здесь присутствует строгая классификация, а мы выберем те из них, где вклад психосинтеза наиболее значителен.

Очевидно, не нужно удивляться той важной роли, которую здесь играют терапевтические практики. Безусловно, психосинтез не является исключительно психотерапией неврозов и еще в меньшей степени - психозов. Его связи с психиатрией достаточно тесны, для того чтобы терапевтические практики играли, наряду с другими, роль парадигмы.

Глобальная концепция психосинтеза - это то, что направляет терапевта. Он, в свою очередь, держит ее в поле своего внимания во время своей практики, так же как личность своего клиента. Он настроен на заботу о больном человеке, причем чаще всего тот или иной симптом или синдром клиента характеризуется как психическая патология. Он их не классифицирует и не оценивает, а работает с ними в том виде , в каком они существовали еще до первой беседы.

Это, конечно не означает, что какие-либо стороны психосинтеза можно обозначить как заботу. Ассаджиоли - практиковавший его с самого начала - признавал необходимость принимать во внимание бессознательные потребности. Терапевт, практикующий психосинтез, должен знать теоретически и на практике о путях инфантильной регрессии, о защитных механизмах, о неизбежных сложностях развития «Я» и т.д. Но начало психотерапии, помощь, оказываемая клиенту, подразумевает работу по укреплению «Я» и сопровождается поиском смысла жизни. В самом деле, психосинтез является продолжением и развитием экзистенциальной психотерапии.Психотерапевтические традиции, практикуемые такими разными специалистами, как Binswanger, Maslow, Allport, Rollo May ссылаются, с большими или меньшими основаниями, на таких философов как Heidegger, Jaspers и Buber и настаивают на единственности опыта бытия который выражается в качестве присутствия во встрече.

Также и терапевт рассматривает пациента в качестве партнера, а не в качестве объекта. Встреча, создаваемая психотерапевтом, очевидно не должна упускать из вида проблемы диагностики и клинической динамики. Две точки зрения необходимы и комплементарны. наличие отдельных техник в отношении присутствующего пациента существенно для понимания ситуации. И если техника (изучение возможностей устранения физиологических проблем, психологические тесты) необходима в начале,то потом эта объектная позиция должна измениться и уступить место субъектным отношениям.

Как мы уже видели, когда говорили о теории личности и процессе психосинтеза, этот последний имеет нечто общее с другими экзистенциальными направлениями психотерапии в некоторых других положениях:
  • идея о том, что каждое человеческое существо имеет направленность к физиологическому и психологическому созреванию и к реализации своих скрытых возможностей;
  • согласие относительно важной роли понятия смысла жизни каждого человека (одновременно его значения и направленности);
  • понятие иерархии личных ценностей каждого человека и последовательное установление собственных критериев для каждого; на этом понятии в особенности настаивал В.Франкл;
  • понятие ответственности.

К этому Ассаджиоли добавляет понятие воли, которое становится центральным и рассматривается как сущностная функция «Я», а также источник и начало всякого выбора, всякого решения, всякого обязательства. Он также добавляет значимость непосредственного опыта «Я» и «Оно» , независимого от всего континуума поля сознания и всех прошлых ситуаций: это, по его мнению, разновидность «внутренней реальности» и применение определенных техник может ей вернуть доступность опыту.

Динамическая концепция психосинтеза включает в себя активность, мобилизацию начиная с составления плана. Психотерапевт старается понять, какими будут «движущие силы» лечения и с какими видами сопротивления ему предстоит встретится. Действительно, пациент может прийти с огромным желанием измениться, но не будучи уверен в том что это возможно, тем более - так быстро как он этого хотел бы.

Желание пациента становится понятным с самого начала: в общем, он не хочет страдать и хочет жить лучше. Если он обладает еще незрелой личностью и хочет обладать «всем, всем сразу», то он приходит в столкновение с принципом реальности. Его неудовлетворенность может быть усилена тенденцией к протесту или же он, напротив, пассивен (плывет по течению). В других случаях его планы оказываются нереализуемы, поскольку они разбиваются о физическую или психологическую невозможность, которую психотерапевт должен помочь принять и договориться о ней. Стремление может казаться безграничным пациенту, погруженному в свой нарциссизм или в желание власти.

Терапевт должен помочь пациенту адаптировать свое желание к более реализуемому проекту и сделать его менее умозрительным. Контракт, приемлемый для обеих сторон, может способствовать прогрессивному развитию способностей.

Для начала, деятельность будет направлена на раскрытие латентной энергии, на те возможности и таланты, которые не использовались или игнорировались (но могут иметь большую ценность!). В неопубликованной статье «Синтез и психотерапия» Ассаджиоли отмечал, что «чувство обладания определенными способностями и невозможность их раскрыть часто является главной причиной того негативного состояния, в котором находится пациент. Это приводит к фрустрации, чувству неполноценности, которые могут быть причиной депрессии или бунта и приводить к разнообразным психическим или психосоматическим недугам».

Кроме того, на этой начальной стадии психотерапевт может столкнуться с сопротивлениями пациента. Это может препятствовать изменениям, потому что пациент чувствует угрозу своему привычному состоянию, хрупкость своих защит. Существуют также ситуации, которые кажутся болезненными, но пациент извлекает из них определенную выгоду (сохранение безопасности или легкости жизни, или предохранение от запретов, которые невозможно нарушить). Случается также, что сопротивление проявляется внутри терапевтических отношений, пациент воспринимает терапевта как угрозу, или пациент ощущает тревогу в адрес терапевта, что создает некоторую неуверенность.
Эти сопротивления могут проявляться одновременно или сменять друг друга и осложняются неблагоприятными внешними обстоятельствами.

В конце психотерапевтической сессии, когда отношения доверия установлены, начинает казаться, что глубинными движущими силами изменений являются потребность в любви, потребность в ощущении собственной ценности и потребность во власти.
Инстинктивная потребность в любви, сначала односторонняя, пока психологические проблемы очень серьезны, постепенно трансформируется, до тех пор, пока возможна любовь к самому себе, в любовь-нежность, чувственную любовь, страстную любовь и/или общечеловеческое чувство любви.

Потребность в ценностях формируется в процессе созревания, который выводит человека из состояния первичного нарциссизма и приводит его к формированию личной шкалы ценностей, открытой «бесконечным изменениям».

Потребность во власти трансформируется и приводит к формированию уважения к себе и другим.
Таким образом, изменения приводят к новому плану жизни, где согласуются друг с другом: зависимость и автономия, фантазия и реальность, идеалы и возможности, и где могут найти свое выражение новые формы освобождения и созревания.

-Трансперсональная величина, т.е. стремление к высшему и конечная цель, которой пациент наделяет свою жизнь, является тонкой работой и она выражена во всем духе терапии психосонтеза. При первой же встрече терапевт пытается выяснить значимость этой величины для пациента, явную или латентную.

В некоторых случаях она доминирует до такой степени, что занимает все пространство психотерапии. Это случаи патологии мистического бреда, к которым следует походить с большой осторожностью, особенно при поддерживающей терапии. Жизнь других людей столь сильно укоренена в прагматическом существовании, что духовные стремления игнорируются, либо отбрасываются. Большая часть людей, признающих значение этой проблемы для своего существования - это аутентичные религиозные практики.

Ассаджиоли придает значение открытию сил энергии сверхсознания и предлагает несколько примеров на эту тему, но он не дает точных указаний на примере своего собственного терапевтического опыта. Франкл, напротив, предлагает терапию, построенную на уверенности в том, что каждое человеческое существование имеет духовную составляющую, основываясь на опыте собственного пребывание в концентрационных лагерях.
«Индивидум обладает духовной автономией, которая наделяет достоинством его существование», «Бог бессознательно присутствует в каждой личности, вытеснение его приводит к тоске, несчастьям, к неврозу». Логотерапия Франкла основана на этом «Законе Бытия (религиозного) и бытия (субъективного) и имеет целью пробуждение в пациенте смысла его жизни, его потребности в трансценденции, его истинных ценностей, его человеческого достоинства».

Всякая психотерапия включает в себя эту ценность открытия источника надежды, развития внутреннего опыта освобождения и вновь-обретения ценностей красоты, добра, взаимной любви, способных найти свое воплощение в жизни пациента и позволить понять сложности и препятствия на пути духовного роста, разоблачить все формы иллюзий и идеализаций.
Каждый человек имеет свой собственный путь и терапевт должен уважать его больше, чем свои собственные притязания. К тому же, опыт переживания «взлетов», созерцания или озарения выходит за пределы компетенции психотерапии.

Иными словами, сложность позиции терапевта в том, чтобы определить свое место по отношению к этому опыту. Для него должны быть хорошо ясны его мотивации и он должен осознавать их пределы. Дело не в том, чтобы требовать произведения инициации, привнести откровение, некий абсолют: человек, которого он «сопровождает», свободен в своем продвижении и сможет найти духовного наставника в другом месте, если он в этом нуждается.
Терапевт может лишь отмечать на пути области иллюзий, которые могут привести к бегству от реальности, от межличностных отношений и от реальных жизненных возможностей. Ассаджиоли предостерегает нас от опасности «принять за интуицию или высшее вдохновение те импульсы и образы, которые в действительности проистекают из бессознательных комплексов».

Другой вид риска, ясно показанный основателем психосинтеза, - это ограничиться исследованием трансперсонального Оно. Подобный опыт выходит на простор чаще всего на парапсихологических сессиях, где человек может увязнуть и затеряться в весьма правдоподобных «вертикальных» измерениях.

Здесь становится очевидным, насколько важно для психотерапевта трансперсонального направления осознавать эти границы, а также личностые способности к самораскрытию, т.к. ему необходимо быть чутким к страданию другого, а не оставаться беспристрастным.
Практически, психотерапевты, практикующие психосинтез, делают акцент на:

1. Важности первой беседы
Во время встречи двух партнеров, которая становится первой беседой, терапевт знакомится с историей жизни пациента, чтобы составить целостное понимание его личности.
Когда удается избегать, насколько это возможно, каких-либо предвосхищающих схем, то во время первой беседы встречаются прежде всего два живых человека, выражающих свое присутствие в мире. Его отношение, его жесты, его способ самовыражения, его молчание, его слова: все имеет значение для наилучшего понимания. Для начала возможно также изучить:

  • чувствительность человека к дистанции между собой и другими;
  • его стремление к зависимости или к автономии;
  • его установку на значительность или на протест.

Все чувственно прожитое принадлежит сказанному и не-сказанному: прожитому в действительности, включая настоящие и прошлые намерения, проекты на будущее.
За этим содержанием и вокруг него терапевт ищет смысл, значение для субъекта этих действий в его эмоциональной системе, что является постоянным для пережитого опыта субъекта в его мире. Он спрашивает себя, какова направленность этих проектов, какова его потребность в изменении.
Ассаджиоли рекомендует, если это возможно, в конце первой встречи попросить пациента написать свою автобиографию начиная с раннего детства. Это дает возможность ориентироваться в материалах интроспекции и предоставляет материал для начала психотерапии. Другой немаловажный аспект - это активация сознательных и бессознательных ассоциативных процессов, которые происходят во время написания автобиографии. Кроме того, это тренировка концентрации внимания и воли и, наконец, - это способ вербализации опыта.

2. Отношения в психосинтезе.
Как мы видели, терапевт и пациент - это два партнера во встрече. Это опыт двух самостоятельных существ, присутствующих один перед другим во всей полноте.
Терапевт старается помочь больному в понимании смысла его жизни. Как говорит Бинсвангер, «они несут вместе один и тот же груз и стараются отследить тот неосуществимый путь, который привел пациента к болезни, чтобы выйти на новую дорогу. Они оба связаны общей судьбой и погружены во взаимность».

Естественно, на практике эта глобальная и несколько идеализированная перспектива должна быть умерена и адаптирована для каждого клинического случая и разработана по-новому в процессе каждого курса лечения. Несмотря на разнообразие и сложность отношений между терапевтом и пациентом в практике психосинтеза возможно, согласно Ассаджиоли, выделить четыре основных вида отношений:

A) Трансфер в строгом значении этого термина, признанного изначально Фрейдом, т.е. проекция на терапевта чувств, эмоций, устремлений, которые были присущи пациенту во времена его детства по отношению к его родителям.

Необходимо разделять « установку на трансфер» и «трансферные отношения», которые более организованы и могут стать постоянным и центральным элементом. Он отмечается на первой стадии курса лечения, когда прошлое вновь оживает со своими фантазиями и бессознательными защитными механизмами, которые обнаруживают себя в анализе снов и невербальных элементах поведения.

Эти установки на трансфер и трансферные отношения могут быть негативными и позитивными и вызывают, в свою очередь, у терапевта реакцию контр-трансфера, которую он должен быть способен проанализировать. Тем не менее, он может иметь тенденцию спроецировать на отношения с пациентом свое собственное отношение к власти. Терапевтам известно, что определенные слова или манера поведения могут создать у клиента впечатление, что его оценивают, или что терапевт знает его лучше чем он сам: причиной этому служат трансферные отношения.

Не принятие в расчет и особенно - отсутствие анализа и прояснения с пациентом этих трансферных феноменов - может блокировать возможность «встречи» и духовного развития.

В) Специфические отношения создаваемые тем феноменом, который может быть назван терапевтической ситуацией, это, согласно Ассаджиоли, - «отеческая» функция покровителя, гида, консультанта. Такие отношения могут возникнуть после аналитической работы (или, иногда, чередоваться с ней) чтобы помочь структурированию личности, укреплению «Я», пробуждая и развивая силу воли, а также эстетическое, этическое, альтруистическое и духовное чувство. Здесь имеется в виду не только бессознательная проекция, как в случае трансфера, но нечто вроде реальных отношений или «наиболее осуществимой модели», которая позволяет пациенту осознано создавать себя, основываясь на определенной мудрости, постепенно развивающейся его собственным «внутренним терапевтом». Он может неожиданно появиться в виде символов ( Мудрого мужчины или Мудрой женщины, или образов природы, или геометрических фигур - в соответствии с индивидуальными представлениями пациента о Мудрости, Истине, Добре и Красоте). Здесь терапевт содействует установлению связи между Эго и Ид: он играет роль катализатора.

С) Взаимоотношения (межличностные отношения) развиваются по мере продвижения лечения и укрепления личности пациента, причем реакции здесь могут проявляться тем более важные, что «заторможенное» состояние затрудняло восприятие окружающего. Это - деликатная фаза, когда установление контакта должно происходить в атмосфере понимания и такта и где нужно поддерживать конструктивные и позитивные аспекты, отмечая со всей твердостью любые эксцессы, которые представляют собой не более чем реакцию на неприятное окружение. Это важный переходный этап, проходить его нужно с терпением, он сопровождается взлетами и падениями, а пациент, продвигаясь к своей автономии, еще сохраняет потребность быть ведомым, в чем-то переложить на другого свою ответственность. В то же время на этой стадии он обнаруживает человеческие слабости терапевта и последний оказывается вынужден противостоять критике, а иногда и враждебности.

D) Прекращение отношений: в конце лечения отношения должны быть разрешены или прекращены, что происходит очень постепенно с согласия каждого из партнеров. Иногда позитивные отношения могут быть продолжены в другой форме: дружба или профессиональное сотрудничество, если исцеленный пациент решил помогать другим больным, используя свой собственный опыт. Этого, конечно, не достаточно чтобы стать терапевтом. Необходимо соответствующее образование, включающее теоретическое изучение психологии и практический стаж (супервизируемый в начале).

Чтобы закончить это знакомство с психотерапией, мы предлагаем типичный случай из практики психосинтеза. Это случай молодой женщины 30 лет, очень подавленной нарастающей изоляцией и слабостью способности к адаптации, а также творческого начала.
Эта молодая женщина пришла на консультацию в крайнем замешательстве, только что покинув психиатрическую клинику, где она пробыла несколько недель с довольно тяжелой невротической депрессией. Она жила в жесткой изоляции и обратилась к психотерапевту с очень требовательным запросом, ожидая от него не только консультаций, но и решения своих социальных проблем, давая ему распоряжения, требуя быть на месте в любой момент, упрекая его за отдых в выходные дни и т.д. Вероятно, она пыталась установить отношения силы и доминирования.

Она была единственной дочерью своего отца, восхищалась им, но он был эмоционально далек от нее. Ее мать была властной женщиной и пациентка испытывала к ней амбивалентные чувства.
Она была умной и развитой женщиной, прочла много книг по психологии и психоанализу. В процессе психотерапевтической работы очень быстро прояснилось, что она может существовать исключительно в состоянии симбиотической зависимости или, в противоположность этому, в позиции доминирования, исключающей любые пререкания, любые обсуждения. Не раз она была вынуждена проявить свою потребность во власти, потребность быть необходимой, и никогда не быть опровергнутой. В начале она не видела своих собственных противоречий в этих чередованиях власти и зависимости и предъявляла невыполнимые требования, которые регулярно ввергали ее в неконтролируемые ситуации.

Понемногу стали проявляться спонтанные желания, значимость фрустраций с агрессивной направленностью и страх вины. Журнальные записи и рисунки-наброски, рекомендованные Ассаджиоли, позволяют вернуться к тому материалу, который насыщен желаниями и страхами, в более мирной атмосфере, благодаря промежутку времени, прошедшему с тех пор. В конце 19 или 20 месяца терапии стали появляться образы прошлого, относящиеся к переживаниям раннего детства и появилась возможность вернуться к переживаниям по поводу «плохой матери», подавляющей свои желания и собственное всевластие, которые то исчезали, то накатывали снова. Поняв и приняв целиком это положение вещей, она начала узнавать свои желания и оценивать, какие из них удовлетворимы, какие - запретны, а какие - очень рискованны. Контроль за спонтанными желаниями становился более направленным. Она отчетливо поняла, до какой степени ее агрессивность была разрушительной, а ее отступление в защитные коконы - обманчивым.

Итак, стало возможно перейти к стадии активации, чтобы ее жизнь стала более открытой для отношений и чтобы она чувствовала себя менее изолированной. Это было началом ее трансформации, которая станет еще более очевидной, как только она осознает свои духовные запросы, которые она «зарывала в землю» и свои художественные способности, раскрытые ею в ее рисунках. Она поняла и приняла, что она способна получать удовольствие и может стать любимой, если она знает как нужно ответить на свою потребность быть понятой; и что ей нужно стать своей собственной матерью, а не предъявлять претензии, как в начале психотерапии. Она осуществила свой личный психосинтез и может надлежащим образом открыться трансперсональному психосинтезу.


Глава II
Психосинтез и воспитание.



«Психосинтез, - писал Ассаджиоли, - это метод интегрального воспитания, которое имеет своей целью не только способствовать развитию различных способностей ребенка, но и помочь также раскрыть и укрепить его истинную духовную природу и в соответствии с ней выковывать самостоятельную личность, гармоничную и действенную».

1. Работа с детьми.

В самом деле, работа с детьми - это специфическая область применения психосинтеза. В воспитании, отдающим должное духовности, тело играет привилегированную роль. Оно является первичным физическим способом самовыражения индивидума, обнаруживая его энергию; оно есть место опыта, связанного с непосредственными жизненными фактами. Таким образом, ребенок учится познавать свое тело, управлять им ( использовать его в расслаблении и движении, быть внимательным к своим внутренним ощущениям, чтобы доверять ему и чувствовать себя безопасно под своей кожей, чтобы «обжить» свое тело, которым он может играть) и выражать себя.
Чтобы быть более точными будем различать непосредственно воспитание ощущений (утонченных тренировкой концентрации на объекте для улучшения восприятия) и воспитание внутренних ощущений при помощи запоминания образов предназначенных для способствования динамических предвосхищающих действий, которые увеличивают поле восприятия.

Благодаря визуализации, ребенок в самом деле предвидит то, что он воспримет. Он проецирует себя на объект, он находится в активном ожидании, все его возможности мобилизованы, так что, когда он открывает реальность, или он воспринимает ее так, как она ему презентируется, и тем самым увеличивает свое поле опыта, или он сталкивается с неувязкой и она провоцирует его действие, мотивированное недоумением и желанием исследовать. Имеет место субъект-объектное и объект-субъектное взаимодействие, стимулирующее динамические отношения.

Разрешение направленного выражения и свобода спонтанных проявлений, заключение эмоций в определенные рамки в процессе воспитания может пробудить скрытые энергии, которые становятся доступны для интеллектуальной работы и художественного творчества.
Обучение чтению также никогда не происходит благополучно без высвобождения аффективных конфликтов. Одновременно и движения, и отношения перестают быть ригидными, чтобы стать более мягкими и живыми.

Это выражение эмоций может также происходить через посредство красок, пантомим, маскарадов, театральных представлений и т.д. Оно может иметь такую же педагогическую ценность, как и непосредственное выражение.
Символ, широко используемый в психосинтезе, показал себя более унифицированным. Он предоставляет ребенку возможность проекции и способствует его росту.

Так, в СР ребенок с задержкой развития спрятался за змеей «с ядовитым языком, которая ползет», скрывается. Он играл это животное, с которым идентифицировался. И из такого симбиоза появился новый позитивной персонаж - змея, причем она обладала «языком ученого, который может говорить на всех языках»(согласно его собственным словам). Другая маленькая девочка, очень милая, но скованная, спроецировала себя на «радужную птицу», попугая. Его плотно закрытый в начале клюв потом открылся и он «начал петь вместе с другими птицами».

Воспитание, согласно психосинтезу, происходит также благодаря становлению энергии воли, навыков планирования. Ребенок побуждается к реализации простых действий, к принятию или непринятию риска, ответственности, деланию выбора со всем тем, что включает отказы и сложности. Он упражняется в умении фиксироваться на предмете своих потребностей, анализировать свои планы (преимущества, недостатки, неизбежные отказы...), принимать решения, планировать ( предвидеть условия, трудности...), наконец, после осуществления, оценивать успех или неудачу, для того чтобы лучше понимать происходящее и усваивать уроки. Воспитание, с этой точки зрения, выступает в своем позитивном и созидательном аспекте.

Раскрытие или вновь-открытие своей истинной природы для возможности ее сохранения составляет для Ассаджиоли главную сущность воспитания. Он говорит также об объективно трудном процессе «высвобождения скрытых способностей из подсознания, активации спящих энергий».

Атмосфера воспитания, дополненная или замененная семейной атмосферой, помогает осознать ребенку, что для него хорошо и чему он может доверять, предоставляет ему необходимый разбег для избавления от страхов, от отрицательных переживаний, связанных с негативной оценкой окружающих, от гнева и непристойных желаний, и т.д. Психосинтезу благоприятствуют различные техники высвобождения позитивных и негативных чувств, которые дают им пространство существования, речи и понимания. Дети могут также соотносить свои чувства, возвращать их в реальную значимость. Именно здесь находится точка дедраматизации, избавления от чувства вины. Действительно, в опасных и вредных спонтанных чувствах могут существовать позитивные силы, например, агрессивность может быть также проявлением боевого духа, утверждения «Я», за ненавистью часто скрывается любовь. Также дети открывают, что нечто, не являющееся их собственными эмоциями, передается от одного к другому, от грусти до радости, например, в один и тот же день. Эта возможность «деидентификации» укрепляет эффект избавления от чувства вины, укрепления уважения к себе, доверия. Всегда, если в воображении все возможно, то реальность создает ограничения, законы моральных запретов, которые нельзя нарушать, но они сами же являются источниками развития. Эти ориентиры, одновременно обеспечивающие безопасность и структурирование, служат границами, на которых формируется протест и создается чувство своих способностей, личности.

Кажется, что все развитие происходит последовательными этапами, так сказать - концентрическими, каждый из которых составляет площадку временного равновесия, со своей собственной структурой и своим специфическим функционированием, которая уступает место, в момент взросления, более высокой стадии с новой структурой и другим функционированием. В психосинтезе многое позволяет наблюдать эту «прерывность непрерывности», что возвращает нас к некоторым конструктивистским теориям.

Взаимоотношения в воспитании.
- Воспитание, в парадигме психосинтеза, происходит в непрерывном взаимодействии между «Я» ребенка и «Я» взрослого. Это не исключает любых трансферных игр, любых бессознательных реакций между партнерами.

Воспитатель не может игнорировать свою вовлеченность в трансфер и контр-трансфер, он может и должен обращаться к себе самому во времена своего детства для того чтобы попытаться стать более трезвым в своих собственных реакциях защитной идентификации или проекции идеального образа ребенка... Все это не умаляет значения области несознаваемого, невыразимого.

Воспитатель колеблется между двумя полюсами: полюсом любящей матери, надежной, заботливой, опекающей, которая разрешает проявления страхов, эмоций, аффектов, и полюсом отца, моделью идентификации, воплощением законов. Постоянное чередование, но сложное равновесие... Ему необходимо признавать свои пределы, ограниченность своих возможностей, свои неизбежные ошибки, иногда даже признавать, что он не умеет, не может ничего сделать, быть всегда там, бдительным, чтобы обеспечивать жизненные рамки. Эта установка благоприятствует развитию чувствительности и этот сорт внезапной интуиции открывает границы, создает новые отношения.

Чтобы создать истинный диалог, воспитатель должен не бояться быть с ребенком таким, каков он есть: со своими ошибками, слабостями и недостатками. Он пытается помочь ребенку стать полностью самостоятельным, интегрируя законы реальности и сохраняя свои творческие порывы.

2. Работа с подростками.
– С первых признаков пубертата дают себя знать глубокие потрясения, которые превращают подростка в молодого человека или девушку. Для проблем и конфликтов этого периода психосинтез предлагает специальные методики.

Психическое развитие и сексуальность. -- Молодой человек (или девушка) в первую очередь находится в конфликте со своим телом. Он не узнает свое тело, обладающее новыми импульсами и ощущениями, доставляющее ему неудобства. По этой причине используют телесно-ориентированные методики ( релаксация, телесное самовыражение, тренинг ощущений), но акцент при этом делается на осознании этих ощущений и на нахождении их смысла. Сознание уравновешивает структуру, место, значение каждой функции, подросток учится чувствовать свое тело, улавливать приходящие к нему сообщения, предчувствовать новые ощущения, «приручать» и любить свою новую стать, доверяться ей, а она начинает помогать ему утверждаться как существу, обладающему полом, доверяющему возможностям своего тела.

Нахождение своей идентичности. – Характер подростка претерпевает глубокие изменения, которые делают его нетерпимым, алогичным, фантастичным, непредсказуемым, скрытным или замкнутым в себе.

Внутри него чередуются или борются друг с другом ребенок и взрослый, а также множество ролей, персонажей, чувств, противоречивых установок: он больше не знает, кто он есть.
Проекция, использование образов или символов, работа с полярностями ( например: мужественность - женственность; зависимость - автономия и т.д.), изучение граней своей личности, помогавших ему прятаться или играть роли, теперь помогут ему стать ближе к своему «истинному я», которое и находится в центре всех его эксцентричных проявлений, используя юмор как способ дистанцирования.

Помощь подростку в самоутверждении, в обретении независимости. – Поиск идентичности и автономии порождает неизбежные конфликты с родителями, со сверстниками, с учителями. Подросток колеблется между грубым самоутверждением и недостатком доверия к самому себе, внезапно перескакивая от избытка самоуважения к его недостатку.

Работа по укреплению «Я» является основной, когда мы хотим помочь самоутверждению молодого человека или девушки, и психосинтез предлагает техники, которые помогают агрессии проявляться телесно, или в ролевой игре, или в различных проекциях, другие техники позволяют позитивно направлять и трансформировать эту агрессию, и наконец, тренинг отношений подготавливает более устойчивые изменения. Эта работа старается соответствовать необходимости подростка выйти в коммуникацию с другими и с миром, быть способным завязывать основательные и продолжительные отношения на протяжении своей жизни.

Техника деидентификации является основной, поскольку часто подросток всецело
находится внутри своих импульсов, своих эмоций и чувств, своих идей.

Нахождение смысла собственной жизни.
-- Подростковый возраст - это время великих благородных порывов, когда ставятся под вопрос имеющиеся идеалы, возникают надежды превозмочь себя.

Поиски неопределимого абсолюта плохо уживаются с банальной обыденной жизнью. Проявив внимание к разнообразным «сумасшедшим» возможностям подростка, терапевт-психосинтетик может предложить техники визуализации, допускающие появление образов и символических сцен, дающие доступ к самому глубинному и самому истинному в каждом человеке, помогающие молодому человеку, используя создаваемому им динамику, создавать свою личность исходя из реальных возможностей, а не из несбыточных мечтаний.
Символы одновременно обладают личной и универсальной значимостью, также как и огромной притягательной силой. Их созерцание рождает внутреннюю тишину, которая облегчает проявление желаний, глубинных и уникальных для каждого. Затем психосинтез помогает преобразовать эти желания в проекты, для чего необходимо осознание волевой энергии, которая присутствует в каждом из нас, но ее необходимо освободить от блоков, направлять, использовать, развивать. Каждой из этих стадий соответствует специальная работа.

В перспективе психосинтез, рассматриваемый в отношении развития и взросления подростка, дает ему доступ к его высшим стремлениям, которые помогут ему найти его собственный смысл, прийти к независимости без «надломов», сделать свой профессиональный и эмоциональный выбор принимая в расчет одновременно и все разнообразие своих способностей, и свои реальные возможности, найти свое место в обществе.

Глава III. Психосинтез и третий возраст.


Если отправную точку подросткового возраста кажется легко определить по психологическим признакам, то провести границу того, что принято называть «третьим возрастом», очень трудно: старость представляет собой процесс, который, для определенных клеток начинается очень рано и его клинические симптомы (например, менопауза или андропауза) значительно колеблются от одного индивида к другому. Но – поскольку этот вопрос достаточно обсуждался – можно считать, что третий возраст начинается с прекращением профессиональной деятельности ( между 60 и 65 годами). Психосинтез может помочь подготовиться к сложностям этого возраста и преодолеть их, в ясности принимая неизбежные неудобства и извлекая пользу из определенных выгод, которые не всегда отмечаются: а именно, возможность более глубокой внутренней жизни и наилучшего осознания сущностных вещей. Психосинтез может помочь извлечь выгоду из этих положительных моментов, не всегда очевидных с первого взгляда, однако достойных того, чтобы на них был пролит свет: оставаться самим собой, когда новые возможности могут сокращаться.

1.Позитивные аспекты.

А) Постоянство идентификации.
– Несмотря на свои слабости, страдания и печаль, человек третьего возраста часто имеет такое чувство, что не все в нем стареет. Это противоречие между его реальными потерями и неизменностью, тоже совершенно реальной, может переживаться мучительным образом, но может рассматриваться и как позитивный опыт, присущий этому возрасту. Осознание постоянства идентичности позволяет сохранить уважение к себе, бороться с депрессией, связанной с приближением смерти, против болезни, против возникающей зависимости. На этом основании тот, кто разуверился в своих способностях, имеет шанс вернуть свою самооценку.

Вот почему психосинтез предлагает техники, направленные на сохранение и развитие этого осознания: написание истории событий своей жизни для нахождения констант и высвобождения смысла, раскрытия своего постоянного «Я» - этого унифицирующего Центра, вокруг которого все упорядочивается; работа с символами метаморфоз (гусеница бабочки, времена года, деревья, распускающийся бутон розы и т.д.). Эти техники – и другие – способствуют утверждению себя, осознанию жизненных сил, внутренней гармонизации, возвращению к первоистокам.

В) Время выбора.
– Сколь ни парадоксальным может это показаться, третий возраст представляет собой, в некотором отношении, своеобразное время выбора. Освобождение от семейных и профессиональных обязанностей позволяет человеку решить, каким видом деятельности, в соответствии со своими индивидуальными вкусами, он хочет заняться, в чем он прежде себе отказывал: рисовать, писать, работать с деревом, заниматься поделками, петь, играть, проявлять творчество в тех областях, на которые он раньше не обращал внимания.

Техники, предложенные психосинтезом, помогают людям третьего возраста, оказавшимся в ситуации выбора, осознать свои истинные желания, отделить второстепенное от сущностного, реализовать свои планы, принять приглашение на новую дорогу (визуализация образа моста через границу).

2. Борьба против негативных аспектов старости.
– Психосинтез способен также
помогать в преодолении негативных аспектов старения: телесных переживаний, трудностей, сужения пространства, вынужденной сепарации, изоляции.

А) Постаревшее тело представляет собой неудобство, требует больше внимания.
- Изменения физиологического характера, основы движений, констатация дисфункций, появление недомоганий и (более или менее хронических) болезней приводит к тому, что для многих пожилых людей тело становится чем-то особенным. Это проявляется в хорошо известном поведении: чревоугодии, внимании к режиму, ипохондрии, фармакомании. Техники, предлагаемые психосинтезом, напротив, предлагают людям третьего возраста преодолеть господство этого навязчивого и страдающего тела и использовать его позитивным образом. Вот эти техники: релаксация, мягкая гимнастика, йога, телесное самовыражение. Другие техники способствуют созданию внутреннего образа тела, растождествлению с ним и его болезнями, управлению ментальным воображением. Они стимулируют появление новых возможностей и направляют центр интересов к другим вещам, отличным от тела.

В) Сужение пространства.
- Вторая группа признаков старения состоит в том, что можно назвать «сужением пространства», это понимается в очень широком смысле и в различных аспектах:

  • двигательное пространство: в факторах усталости, слабости;
  • зрительное и слуховое пространство: ухудшение зрения и слуха;
  • ментальное пространство: его сужение происходит в следствии замедления реакций, страха перед новым и неизвестным, ухудшения памяти;
  • временное пространство: дни сочтены, время ускоряется и ориентиры уменьшаются;
  • социальное пространство: уменьшение числа взаимодействий и отношений.

Это сужение пространства, часто приводящее людей пожилого возраста к «свертыванию внутри себя», к выстраиванию дистанции по отношению к другим и к безразличию к чужому вниманию. Сознавая свою хрупкость, они боятся угрозы и, опасаясь несчастных случаев, живут ниже своих возможностей.

Психосинтез предлагает им такие техники, как тренинг ощущений, специально адаптированный к их возрасту, который помогает им вернуть свежесть ощущений различных модальностей (визуальной, тактильной, аудиальной, обонятельной), постоянный источник обновленного очарования и новой радости жизни. Телесное самовыражение и танец позволяют заново овладеть пространством, оставаться творческим, чувствовать себя более молодым. Эти техники возвращают их к контакту с окружающим миром, к удовольствию невербальной коммуникации.
Возможна также и работа со страхами: составляется их список, визуализируется преодоленный страх, производится растождествление с другими страхами.

С) Утраты и печали.
- Третий возраст - это (возможно, более, чем все остальные) возраст утрат:

  • Утрата родительской роли: дети становятся взрослыми и уходят из дома
  • Утрата профессиональной роли: наступает время ухода на пенсию и различные обязанности приходится оставлять, чтобы «освободить место молодым»;
  • утрата экономической роли: сокращается прибыль и, следовательно, - расходы;
  • утрата сексуальной роли и - в случае вдовства - супружеской.

Эти утраты и печали переживаются очень болезненно и часто кажутся непреодолимыми. Однако здесь может быть проделана, в рамках психосинтеза, работа по принятию: сопоставление хорошо пережитой ситуации и плохо пережитой, до тех пор пока первая из них не займет все место. Утраты и печали проходят интеграцию: происходит не разрыв с прошлым, не забвение, но и не «жизнь прошлым»: просто - жизнь.

D) Изоляция.
- Из-за всех перечисленных неудобств третий возраст может считаться возрастом изоляции: человек замыкается на своих проблемах, своем здоровье, своих ресурсах; живет не спеша: живет прошлым, страдает от одиночества.

Против этих тенденций психосинтез применяет техники, способствующие открытости, построению отношений.

Более богатая жизнь, новые творческие возможности, великолепное понимание... это - то, что может предложить психосинтез людям третьего возраста. Кроме того, эти люди - более чем субъекты, к которым применяется определенный вид терапии, позволяющий «лечить» их болезни, но - человеческие существа, наделенные специфическими способностями, которые можно развивать.

Они должны сами создать положительный образ, перестать представлять себя неспособными ни к чему. Все возможно, если нет подверженности интеллектуальному застою, все способно работать: концентрация, память, энергичность, уважение к себе, воля, творчество и права, все что мы сознаем - в себе и в других и все, что бы мы хотели, чтобы в нас сознавали. Мы можем, подобно деревьям, быть укорененными и раскрыть себя до конца. Кроме того, настоятельно необходима помощь тому возрастному классу, процент которого и надежда жить не перестают возрастать.



Глава IV. Психосинтез и деловой мир.


Упомянем, заканчивая этот список - конечно, не исчерпывающий - применений психосинтеза, ту роль, которую он может играть в свете человеческих проблем в деловом мире. Если это направление, так сказать, побочное ( деловой мир - это не какой-либо период жизни, как детство, подростковый период или старость) было сохранено, то это не потому, что психосинтез считает себя способным решать экономические хозяйственные проблемы, и не потому, что он полагает себя отраслью психологии труда, а потому, что в деловом мире отдельные люди и руководящий состав сталкиваются с человеческими проблемами, для решения которых психосинтез обладает специфическими средствами.

Также хорошо видно, как может быть использовано в деловом мире образование, которое он исключает: согласно его общей гуманитарной концепции, согласно с теми средствами, при помощи которых каждый может осознать себя как уникальное существо, полностью сознающее свою идентичность и свои способности, он обеспечивает внутреннюю независимость и уверенность, которая позволяет преодолевать повседневные трудности делового мира. Работа над умением слушать - это обучение лучше принимать другого, лучше общаться, практика согласия.
Осознание своих собственных сопротивлений изменениям позволяет адаптироваться к многочисленным переменам, рекламируемым деловым миром: это - освобождение собственного творческого начала.

Обучение снятию энергетических блоков, аккумулированных различными напряжениями, используемыми в качестве «волевой энергии» для достижения объектов, связанного с конкуренцией, всегда очень жесткой, происходит с использованием описанных выше техник (гл. IV), и означает возвращение способности делать правильный выбор, значительное повышение собственной эффективности, умение действовать без напряжений и стрессов.
Обретение умения давать себе время на то, чтобы управлять временем, работа с персонажами, составляющими нас самих, с принимаемыми на себя ролями, ролями, с которыми так легко и так тяжело идентифицироваться, найти свое настоящее место в иерархии и принять его: вот безграничная программа, предлагаемая практиками психосинтеза. Они адаптируются к специфике условий и проблем каждого случая и всегда имеют своим результатом усиление ответственности каждого.

Здесь существуют и некоторые частные применения психосинтеза, заслуживающие особого рассмотрения.



Опубликовано 23 Май 2009, 09:57
CY-PR.com HotLog

LightRay

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

регистрация сайта в каталогах    

Играя вокруг реальности, вы видите свое отражение в бесконечности ее глаз...

Что такое руны?   Значения рун   Магия рун  Расклады  Медитации  Книги  Блог  Консультации  Расписание  Вебинары  Обо мне  Отзывы

 варианты оплаты  благодарность инфопоток   регистрация на сайте  вход выход

Приветствую гостей со всех стран и континентов!